Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to The Home of Joomla
Семинар по погранологии
05.08.2009 16:23

В пограничной академии ФСБ России в 2008 начинает работу постоянно действующий межведомственный семинар по погранологии.

План постоянно действующего семинара
«Погранология: современные проблемы и пути их решения»
на 2008 г.

Цель: создание условий для развития базовой отраслевой научной дисциплины - погранологии и ее внедрения в научную деятельность и образовательный процесс вузов пограничного профиля.

Задачи:
1)  сформировать структуру и основное содержание погранологии как самостоятельного направления лимологии, как систему знаний о защите интересов государства, общества и человека в пограничных пространствах;
2)  создать условия для развития всех компонентов погранологии (философской, социальной, политической, экономической, военной, оперативной, технической, исторической и др.);
3)  выработать механизм конституирования и поэтапного внедрения погранологии в научную деятельность и образовательный процесс как основополагающей учебной дисциплины;
4)  выработать методику наполнения структурных компонентов погранологии соответствующими теориями и практическими рекомендациями по различным ее аспектам: философия и этика охраны; теория и практика охраны; экономика охраны, история охраны; техника и технология охраны; психология охраны и т.д.
5) способствовать упорядочению тезауруса пограничной деятельности, лимологии и погранологии;
6)  создать условия для укрепления научных школ и развития творческого потенциала молодых ученых и преподавателей.

СПРАВКА
Погранология (от греч. logos — слово, учение) — одна из важных и пока еще мало разработанных общественных наук, учение о защите интересов государства, общества и личности в пограничных пространствах, ее разнообразии, закономерностях ее происхождения, функционирования и развития, о типах, родах и видах защиты, их чертах и специфике, субъектах и объектах пограничной деятельности, носителях, функциях, задачах, механизмах, нормах и принципах, технологиях и процедурах охраны границ, о взаимодействии органов охраны с другими сферами жизнедеятельности государства, а также с зарубежными аналогичными структурами.
Погранология может рассматриваться как целостная наука, система знаний (норм), включающая: общую погранологию, историю охраны, теоретическую, практическую, прикладную, сравнительную, академическую, военную погранологию, социологию охраны, логику охраны, морфологию охраны, педагогику охраны, психологию охраны, философию и этику охраны, специальные виды погранологии, а всего более 40 отраслей и областей знания.

Состоялось  первое организационно-методологическое заседание
(январь - 2008 г.)

Выступление на семинаре
Погранология (пограноведение) – к единству взглядов и подходов в формировании отраслевой науки
(Президент отделения погранологии МАИ, доктор военных наук, профессор В.А.Дмитриев)
Двадцать лет назад покойный профессор Сальников В.А. выдвинул идею о формировании специальной пограничной науки и предложил назвать ее погранологией (Государственная граница: история и современность).
А с 1993 г. (когда состоялась Первая межведомственная конференция по погранологии) в научный и практический оборот введено понятие «погранология», обозначающее новую научную дисциплину (науку), изучающую характер, законы и закономерности такого социально-политического явления, как обеспечение и защита интересов личности, общества и государства в пограничных пространствах. За этот период погранология как наука, можно считать, получила свое общественное признание. Погранология складывалась и развивалась на протяжении длительного исторического периода, постепенно выкристаллизовываясь, образно говоря, из раствора многих теорий военных и чекистских наук. В 80-90 г.г. можно сказать, осуществилась самоорганизация современного научного знания об охране границы, прошла стадия интенсивного становления таких форм самосознания, которые, с одной стороны, ориентированы на анализ и перестройку теории, а с другой - являются мощными стимулами и средствами развития и обоснования ее концептуального содержания.
В настоящее время идет процесс институализации погранологии как относительно самостоятельной отрасли научных знаний, включающей в себя разветвленную систему теорий. Это особенно важно теперь, поскольку развал Советского Союза, потерпевшего поражение в «холодной войне», привел к крушению цивилизационного процесса на планете. Мир гарантированных границ, закрепленных международными соглашениями, сменился миром, не имеющим территориально-правовых гарантий. Политические и военные науки, сосредоточенные ранее на проблеме универсальной безопасности, определяемой отношениями между двумя мировыми блоками, не готовы ответить на вопрос, как сочетаются универсальная и региональная безопасность, каково соотношение сильных (военно-политических) и тонких (пограничных) социокультурных и иных взаимодействий, образующих единое геополитическое поле. Современные бурные социально-экономические и общественно-политические процессы не позволяют эффективно защищать интересы государства, общества и личности на основе ранее накопленного опыта и использования традиционных методов и средств. Поиск ответов на вновь возникающие вопросы в чисто эмпирической сфере малопродуктивен. Возникает потребность теоретического осмысления явлений с позиций взаимообусловленности, формирования операционального знания, поставленного на службу общества и государства. Эта потребность реализуется через развитие погранологии – комплексной науки о границах.
Социально-политические основы погранологии (взгляды на сущность государственных границ, их справедливое устройство, обеспечение их нерушимости и безопасности) были заложены в России в трудах знаменитого русского просветителя А.Н.Радищева, декабриста П.И.Пестеля, русских историков Н.М.Карамзина, С.М.Соловьева, В.О.Ключевского, революционеров-демократов А.И.Герцена и Н.Г.Чернышевского. Их теоретические работы открыли путь к пониманию охраны и защиты государственной границы как важнейшей функции государства, обосновали необходимость ее реализации с помощью специальных войсковых структур. До середины XX века погранология развивалась как эмпирическая наука, достижения которой фиксировались в различного рода нормативных актах (Положение об устройстве пограничной таможенной стражи - 1827 г., Положение об охране государственных границ Союза ССР - 1927 г. и т.д.). Впервые общетеоретические посылки формирования пограничной политики и политической охраны границы, строительства пограничных войск Советского государства были сформулированы в 1931-34 г.г. А.Х.Артузовым, впоследствии нашедшие свое развитие в трудах Г.Ф.Донченко, Ф.Ф.Помитяева, Д.И. Горшкова и др. ученых.
Серьезные и систематические исследования в области теории охраны границы начались после Великой Отечественной Войны, главным образом, в стенах Военного института пограничных войск, а затем – на Высших пограничных командных курсах, поскольку именно здесь сосредотачивались специалисты с богатым служебным опытом, обширными знаниями и желанием творить, здесь рождались наши ученые. Результаты этих исследований находили свою реализацию в двух формах, характерных для вузовской науки - учебники и учебные пособия, где отражались эмпирические знания, обобщался передовой опыт; диссертации и монографии, где фиксировались новые теоретические знания, результаты поисковых исследований.
В последнее время в современной отечественной социально-политической практике пограничная сфера стала являть собой такое большое многообразие нового и нетрадиционного, что все это иначе как вызов научной мысли трактовать невозможно. Поэтому бурное развитие пограничной науки, наблюдаемое в последние годы, является фактом вполне закономерным и объяснимым. Результатом этого процесса является становление в 90-е годы лимологии – раздела политической географии, посвященного теоретическому изучению государственных границ.
Не случайно сегодня проблемы пограничного в межгосударственных отношениях стали исследоваться многими дисциплинами, такими как международное право, история, история дипломатии, политология, социология и отчасти философия. Дело в том, что граница перестала быть одним только атрибутом государства, она превратилась в носителя широких связей общества с внешним миром. Этот факт имеет особую актуальность в контексте усиливающейся сегодня интеграционно-дезинтеграционной динамики в политической, экономической, информационно-культурной жизни разных государств и народов, регионов и континентов. И сегодня все это особенно отчетливо проявляется в сравнении с еще совсем недавним нашим прошлым. Все это вместе взятое потребовало проведения активных исследований в области пограничной сферы (мира пограничного) формирования соответствующих оснований – понятий, суждений, принципов и подходов.
Мощным импульсом в развитии погранологии явилось создание в Международной академии информатизации в 1995 г. Отделения погранологии – общественного объединения ученых и специалистов, государственных и общественных деятелей, заинтересованных в защите интересов России в пограничных пространствах, и приема Академии ФПС в качестве коллективного члена в МАИ. За время своего существования Отделение объединило в своих рядах более 50 известных ученых и специалистов самых различных отраслей знаний и ведомств, получило международное признание. В ежегодных сборниках отделения опубликовано 183 (более 140 авторов) статей по проблемам погранологии, выполнено 3 комплексные НИР по заказу СБ РФ, получены 3 лицензии Международной регистрационной палаты на интеллектуальную продукцию, членами отделения выпущено в свет более 50 капитальных работ, созданы программные продукты различного предназначения. При активнейшем участии членов Отделения разработаны основы пограничной политики, региональная стратегия пограничной политики России, многие статьи Пограничной энциклопедии, серия учебников и учебных пособий для Академии. Проводимые отделением ежегодные конкурсы на лучшую научную работу среди слушателей-членов ВНОС Академии с вручением дипломов и премий способствуют развитию творческих возможностей обучаемых, поиску талантов, обогащению теории.
В настоящее время отделение работает над многотомным, капитальным трудом «Основы погранологии», имеющим целью сформировать и довести до общественности в виде стройной системы накопленные знания в области погранологии. На сегодня издано 8 томов этой серии, которые представлены на данной выставке.
Погранология - это система знаний о характере, законах и закономерностях такого сложного социально-политического явления как защита интересов и обеспечение безопасности государства, общества и личности на границах и в пограничных пространствах.
Отсюда следует, что в центре исследования погранологии стоит не конкретная пограничная си­туация, не случайные формы и проявления пограничных отношений, не действующие в данный момент способы пограничной службы, а сама природа мира пограничного, не конкретная государственная граница, не современная российская пограничная действительность, а природа границы и соприкосновения (взаимодействия) государств вообще. Хотя нельзя отрицать, что именно сегодняшняя действительность создает молодую теорию, формируя ее как новую составную часть пограничной реальности. Ибо, зарождение погранологии является научным ответом на тотальную неопределенность и многочисленные вопросы, которые выдвинула перед нашим обществом пограничная сфера современной России.
Как и другим наукам погранологии свойственен кумулятивный характер - на данном историческом этапе она суммирует в концентрированном виде все свои прошлые достижения. Погранология активно использует междисциплинарные и комплексные исследования, проводимые средствами нескольких различных научных дисциплин, конкретное сочетание которых определяется характером исследуемых актуальных проблем. Погранология находится на перекрестке военных, оперативных, технических наук, экономики, политологии, права и других отраслей научных знаний, в чем выражается ее комплексный, интегративный характер.
В начале своего развития погранология сфокусировала внимание на формально-юридическом анализе пограничной проблематики: государственно-правовых и политических институтах, действующих в этой области, формальной структуре пограничной сферы государства, а также пограничных интересах и связанных с ними политике и поведении государств, регионов, социальных групп и отдельных людей.  Иными словами, на этом этапе внимание исследователей пограничных проблем в основном концентрировалось на формальных аспектах пограничного: государственной границе, государственных органах – субъектах охраны границы и т.д. При этом многие исследовательские задачи сводились к выявлению и описанию (фиксированию) закономерностей многочисленных процессов и явлений, в последние годы проявившихся в пограничной сфере России, других государств и человечества в целом; их классификации с позиции «национальных интересов»; выявлению тенденций их дальнейшего развития; рассмотрению государства и его политических институтов с точки зрения их функциональной эффективности и рациональной организации управления пограничной инфраструктурой страны; выработке предложений по обеспечению национальной безопасности страны в ее пограничной сфере.
Всю совокупность проблем, которыми занимается погранология, можно разделить на три крупных раздела:
социально-философские и идейно-теоретические (мировоззренческие) аспекты межгосударственного разграничения, системообразующие признаки и характеристики системы пограничного, парадигмы процесса межгосударственного разграничения, соответствующие тому или иному конкретному историческому периоду.
антропология и типология государственных границ, сходства и различия между присущими им функциям и режимам, их преимущества и недостатки, условия их изменения и т.д. Влияние всего этого на пограничную деятельность органов пограничной службы.
пограничная сфера государства, его пограничные функции и институты, особенности пограничной политики и пограничного дела государства, а также целесообразные направления, формы и способы их развития.
пограничные силы и средства (институты государства и общества), обеспечивающие защиту интересов государства, общества и личности в пограничных пространствах, эффективность их функционирования и перспективы развития.
Перечисленные разделы погранологии уже сейчас представляются как равнозначные по своему содержанию и взаимосвязанные по своей внутренней структуре.
Всемерное развитие научных исследований является непременной обязанностью профессорско-преподавательского и научного состава образовательных учреждений ПС ФСБ России, ибо без научной работы не может осуществляться подготовка специалистов на уровне требований современной науки и практики, немыслима подготовка научно-педагогических кадров и повышение их квалификации. Уровень развития науки в Академии, военных институтах во многом определяет их возможности в формировании качественного кадрового потенциала специалистов-пограничников, а вклад в науку профессорско-преподавательского состава становится решающим фактором оценки потенциала педагога, а во многом и пограничной политики России в целом.
В образовательных учреждениях пограничного профиля исключительно ярко проявляется диалектическая взаимосвязь науки, образования и практики. При этом наука и практика выступают как две стороны единого процесса, посредствующим звеном между которыми является образование. Таким образом, будучи посредствующим звеном между наукой и практикой, образовательный процесс должен активно вбирать в себя лучшие результаты обеих сторон этого взаимодействия – в идеях, знаниях, как фундаментальных, так и прикладных, в методах, людях и т.п. Поэтому, чрезвычайно важно, образовательный процесс в любом нашем образовательном учреждении строить с позиций погранологии. Это подразумевает:
убежденность и руководства, и преподавателей и слушателей в наличии и развитии комплексной пограничной науки;
представление всех учебных дисциплин и предметов как элементов единой системы знаний – погранологии;
единство взглядов (в концептуальном плане и в пределах сегодняшнего уровня познания) на процессы и явления пограничной сферы, единство терминологии и понятийного аппарата;
комплексный характер (междисциплинарный и межпредметный) всего образовательного процесса с четко выраженной преемственностью – военный институт – академия – адъюнктура - докторантура.
Научная общественность образовательных учреждений ФПС России всегда вносила самый весомый вклад в развитие науки и сейчас ее прямая профессиональная и патриотическая обязанность включиться в научные исследования в области погранологии дабы эта молодая наука получила не только общее признание, но и формальное закрепление.
Главную задачу мы видим в том, чтобы активно способствовать утверждению нового, необходимого для практики научного направления, содействовать упрочению и развитию самостоятельной науки о границах, заполнить нишу, достойную погранологии. Это особенно важно в условиях глобализации, когда процессы эволюции общества, технико-технологические и информационные прорывы рушат былые бастионы государств — государственные границы, превращают большинство стран мира (включая сегодняшнюю Россию) в сырьевые придатки «золотого миллиарда». Россия этого допустить не может. Наша обязанность обеспечить ее независимое и устойчивое развитие!
Вот к этим проблемам нам и хотелось бы привлечь внимание столь уважаемой аудитории – участников постоянно действующего семинара по погранологии.

Пограничная наука, современное состояние, проблемы и перспективы развития
(Основные теоретические и практические выводы, вытекающие из анализа истории пограничной мысли)
В.И.Боярский, доктор исторических наук
Одна из главных задач, стоящих перед пограничной наукой, если не самая главная, это поиск и выработка парадигмы, под которой принято понимать признанные всеми научные достижения, дающие в течение определенного времени (пять, десять, двадцать лет) научному сообществу и практикам модель постановки проблем и их решения.
В научных кругах пограничной службы сегодня активно дискутируется тема о приоритетных направлениях научных исследований в области охраны границы. Это актуально из-за расхождения взглядов на методы осознания целей, и задач, стоящих перед пограничной наукой, и тем, как они реализуются, на угрозы, существующие в пограничной сфере, и на то, как они выводятся, расхождением взглядов на саму пограничную науку и ее возможности. В этой связи следовало бы привлечь внимание к этим вопросам и выводам, вытекающим из обобщенного анализа истории  пограничной мысли, которые могли бы, на мой взгляд, кое- что прояснить или же уточнить для вышеназванной модели постановки проблем, оценить современное состояние пограничной науки, исходя из того, что правильно поставленный в науке вопрос, это, в принципе  почти всегда правильный ответ на него.
Пограничная наука и научное сообщество. Что мы имеем и, чего у нас нет? Пограничная наука имеет в качестве объекта исследования социальную реальность на границе и наше представление об этой реальности, которое, в основном, ей не адекватно. Социальные науки как раз и занимаются устранением этого противоречия. Для исследователя всегда есть два поля. Социум, живущий по  своим законам и закономерностям, и поле, где мы стремимся в этом процессе участвовать и управлять им. Эти поля накладываются друг на друга, при том, что осознание социального процесса закономерно всегда отстает от практики.
Эта особенность задает науке обязательное условие - необходимость рассмотрения многовариантного (альтернативного) развития процессов и событий, и обязывает просчитывать эти варианты и соответственно наши силы и возможности и выбирать оптимальные для  реализации. Что касается альтернативности, то в пограничной науке, насколько мне известно, это условие учитываем очень редко. Это неприемлемо и для науки и для практики.
Известно, что любая наука начинается с общего признания существования крупной проблемы или области исследования. Такой проблемой для пограничников является пограничная безопасность. В то же время любая наука - саморазвивающаяся категория  и она не спрашивает разрешения на существование. И пограничная наука – как мы ее называем - погранология сегодня самоутверждается, хотя может быть медленнее, чем хотелось бы.
Пограничное дело существует не одно тысячелетие. Столько же и пограничная мысль. Становление взглядов и идей о государственной границе и пограничной деятельности  прошло длительный путь эволюции от отдельных суждений о границе, как особенном общественном явлении и ее значении в жизни государства, до систематизированной, классифицированной совокупности погранологического знания в виде целого ряда теорий и концепций.
Диссертации по пограничной проблематике защищаются с середины 50-х годов прошлого столетия. Понятно, что не только диссертациями  определяется статус науки, но все же. В целом за последние пятьдесят лет защищено около полутора тысяч диссертаций. Далеко не все они имеют ценность для современности. Но свою роль они сыграли для создания базовой информации и для ее диалектической трансформации количества в качество.
Только в течение тридцати лет с 1970 по 2000 годы в пограничных войсках и пограничных вузах научной деятельностью занимались более 700 офицеров и служащих имеющих ученые степени кандидатов и докторов наук. Сегодня в год в пограничных вузах ученым советом утверждается до сорока тем диссертаций по проблемам теории и практики охраны границы и исключительной экономической зоны. Примерно десять – пятнадцать в год  защищается. Если брать во всех пограничных структурах и вузах, то эту цифру можно удвоить. В общем же в пограничных структурах сегодня работают свыше 400 человек, имеющих ученые степени докторов и кандидатов наук. Достаточно, чтобы этих ученых в целом  считать научным сообществом? Видимо, да.
Научному сообществу доверено по статусу самому определять степень ценность того или иного научного изыскания в диссертационных советах. Пограничной науке  нужная гласность. У нее есть право быть услышанной практиками.
Без рекомендаций науки в практике преобладает субъективное иррациональное принятие решений. Через два – три года такие решения, как правило, отменяются. Жизнь заставляет корректировать эти решения. И так может продолжаться до бесконечности. Наглядный пример-строительство морской пограничной охраны в советское время. В истории пограничных войск таких примеров в избытке…. Хотя ради справедливости можно заметить, что всегда лучше иметь плохую теорию, чем никакой.
Пограничной науке нужна своя трибуна. Научный журнал, насыщенный актуально-проблемной пограничной информацией, вокруг которого будет концентрироваться научное сообщество. Десять лет плодотворной работы такого журнала может дать для развития пограничной мысли существенное приращение.
Наглядный пример - Сборник отделения погранологии (тираж сто экземпляров). Пограничной службе, его научному сообществу этот журнал мало известен, хотя вышло тринадцать номеров. Отделением выпущено восемь монографий «Основы погранологии»…. Но и эти усилия дали ощутимый результат. Активизировался процесс самоидентификации научных знаний в отечественном пограничном деле. Если же  обратиться к пограничной истории, то можно найти и точку отсчета с которой начался переход от эмпирического уровня познания процессов, связанных с охраной границы, к теоретическому. Это «Приговора о станичной и сторожевой службе» Воротынского  1571 года.
Сегодня мы являемся свидетелями не менее важного явления. Историко-философский и историко-социальный анализ, проведенный  пограничными учеными за последние годы, подтверждает справедливость  вывода о том, что на рубеже ХХ и ХХI веков происходит смена парадигмы восприятия границы, суть которой в переходе от линейного к пространственному видению процессов, происходящих на государственной границе России. Это говорит о необходимости перераспределения внимания пограничной науки с границы (линии) на многомерную социальную категорию – пограничное пространство. Если с первой программной областью исследования, государственной границей и ее охраной, все более – менее понятно, то вторая пока исследована явно недостаточно. Именно это явление, на мой взгляд, и позволяет сегодня конституироваться пограничной науке.
Хотелось бы сразу обратить внимание на методологическую особенность, связанную с осмыслением этого процесса. Исторический анализ свидетельствует, что с одной стороны теория пограничной деятельности  не должна «замыкаться в себе». Это мы сейчас, к сожалению, как раз и наблюдаем. Для слушателей пограничных вузов пока еще  необычно звучат термины теория границы, лимология, регионалистика (регионоведение), трансграничность и многое, что за ними стоит, получившие осмысление в гражданских вузах.
Другая методологическая особенность в том, что теория пограничной деятельности  не должна подчинять свои выводы и положения меняющейся от приоритетности решаемых на границе задач вышестоящей по иерархии науке. Известно, что в зависимости от того, какая задача выходила на первый план в решении проблем пограничной безопасности - военная, политическая, экономическая – в том ведомстве и оказывалась Пограничная служба, соответственно менялись задачи.  И наука вышестоящей структуры: военной, органов безопасности, министерства внутренних дел, финансово - экономической (был и такой период), подкручивала под себя пограничную науку. И сегодня мы это наблюдаем. Подобное всегда приводило к ложным выводам, отставанию  отечественной пограничной науки  от потребностей практики, слепому копированию положений «вышестоящей» науки, ограниченности самого содержания пограничной науки, волюнтаристским решениям.
Ведь как бы не называлась пограничная служба в разные времена: станичная и сторожевая служба, пограничная охрана, пограничная стража, пограничные войска, пограничная служба пограничные органы, российская граница особенная и еще долго на ней будет востребован человек с ружьем и в погонах.
Есть и другие моменты, связанные с выше обозначенным процессом. Здесь важно зафиксировать противоречие, даже два противоречия. По существующим положениям исследования по проблемам охраны государственной границы и исключительной экономической зоны отнесены к военным наукам. Если же исходить из исторического анализа, то пограничная наука относится к наукам по национальной безопасности (более широкий уровень), к наукам по государственному управлению в сфере обеспечения национальной безопасности. Пограничной науке тесно в рамках военной науки. При этом она не отказывается от военной составляющей.
Эти и теоретические и организационные вопросы, требуют решения на уровне министерств и ведомств: военного, министерства науки и образования и других. Есть и мировоззренческие.
Обратимся к пограничному пространству. В советский период не смотря на доминирующую барьерную функции границы пограничное пространство безусловно неизменно присутствовало, но в нем превалировали военные, оборонительные, режимные, разрешительно - запретительные, административные прерогативы, социальные и экономические, как правило, выводились за скобки исследований. Сегодня положение в пограничном пространстве изменилось, но это совсем не значит, что оно упростилось, наоборот усложнилось. Возникли новые обстоятельства и новые задачи, требующие своего решения.
Можно было бы напомнить, что на сегодняшнем этапе одной из приоритетных задач внешней политики России, (пограничная политика ее составная часть) становится приграничное сотрудничество российских регионов. Разработаны основные формы законодательного обеспечения регулирования этого процесса. И хотя существующая Концепция приграничного сотрудничества Российской Федерации (утверждена 9.02.01) не работает из-за отсутствия механизмов его реализации, объявленные в ней права органов местного самоуправления осуществлять внешнеэкономические связи с различными социальными субъектами реализуются в инициативном порядке.
За последние пятнадцать лет в систему международного взаимодействия оказались вовлеченными основные российские социальные субъекты не только регионального, но и муниципального уровней. На границе присутствует несколько одобренных государством активных форм трансграничного сотрудничества (с целью поиска совместных решений идентичных проблем в приграничных регионах). Все более условными становятся ограничительные функции границы. Появляется взгляд на пограничную службу как на институт, исключительно контролирующий и регламентирующий трансграничную кооперацию, но никто не отменял взгляд на пограничную службу как на спецслужбу. Еще и мобилизационные задачи существуют. Их тоже никто не отменял.
При этом в методологии пограничной науки (которая не набор подходов, а образ мышления) мы, как бы, идеализируем и преувеличиваем значение предписанной пограничной службе управленческой функции (свои возможности), забывая, что мы имеем дело с неуправляемым феноменом, с естественным стремлением любого упорядоченного состояния социальной системы самопроизвольно перейти в менее упорядоченное.
Та же практика охраны границы последних лет показала, что регламентированные формы трансграничного сотрудничества в условиях рынка, сразу же оказались тесно переплетены с теневой многоликой трансграничной преступностью, со всеми вытекающими для пограничной правоохранительной системы последствиями. Появился другой тип нарушителя границы, теневой. И прежние остались.
К каким критериям эффективности Пограничной службе сегодня стремиться? Ни одного безнаказанного нарушения границы, как было в советское время, или что-то другое? А сколько можно упустить нарушителей и самому не быть наказанным? Эти вопросы и в пограничной науке и в практике остаются пока без ответа.
Барьерная и контактная функции границы, Прозрачная граница. Новые понятия. Следует заметить, что сделать границу  прозрачной достаточно просто, но это не значит придать ей контактную функцию. Прозрачные внутренние границы для объединенной Европы оказались возможны только потому, что соседствующие государства, стремящиеся к интеграции, имеют примерно одинаковый уровень социально-экономического обеспечения населения, что в принципе исключает контрабанду и позволяет свободно перемещаться рабочей силе в поисках лучших условий жизни. У России со странами СНГ до этого пока дело не дошло. Это будущее.
О контактной функции границы. Она особенная. В отличие от барьерной она не вводится директивно. Сегодня в условиях рыночной экономики на лицо тенденция, свидетельствующая о том, что российская граница стихийно начинает приобретать (а не мы ей это задаем - не стоит заблуждаться) контактную функцию. Одновременно снижается ее барьерная роль, что является одним из признаков трансграничности. Для пограничной науки это объективна реальность, которую следует учитывать на всех уровнях и изучать с точки зрения обеспечения пограничной безопасности. В какую сторону пойдут процессы на границе, куда качнется маятник через пять или десять лет неплохо бы прогнозировать для оптимальной организации пограничного дела.
Отсюда же вытекает со всей очевидностью утверждение, что пограничная наука имеет право на расширение своей теоретико-методологической базы, право более активно использовать достижения других социальных наук. Если основная задача общественных наук – получать упорядоченное знание и значение социальной реальности, то основная задача пограничной науки – получать упорядоченное знание и значение процессов в пограничной сфере. Системный подход, социологический анализ, синергетика, ситуационный анализ, стратегический SWOT – анализ, математическое моделирование, прогнозирование. Это неполный перечень подходов, и методов, которые пока робко используются в пограничной науке.
Современные процессы межгосударственного разграничения  базируются на различных теоретических концепциях, на базе которых и выстраивается с учетом оперативных и долгосрочных интересов  внешняя политика соответствующих государств и межгосударственных объединений: это и теории естественных границ; панамериканизм, теория подвижных границ, в связи с известными  событиями формируется – паневропеизм, и другие теории.
Известно, что у всех этих теорий одно кредо: обеспечить безопасность и территориальную целостность исключительно своего государства (сообщества), перспективы его развития и конкурентоспособность.
К сожалению сегодня внятной собственной теории границы у России  нет или она не озвучена. У нас есть «Концепция формирования системы обеспечения интересов Российской Федерации в пограничной сфере». Это  более низкий уровень. Формирование же и тем более реализация на практике названной концепции без собственной теории границы, как правило, чревато серьезными издержками. Представить такую теорию задача пограничной науки. Возможно, была бы такая теория, не раздавались бы безоглядно российские акватории, которые трудно вернуть обратно.
Следующий момент. Понятийный аппарат пограничной науки. Он формируется достаточно сложно, что обусловлено рядом находящихся в диалектической связи обстоятельств. Можно только заметить, что предшественница погранологии – теория охраны государственной границы и исключительной экономической зоны длительное время находилась под сильнейшим воздействием других наук (военной науки, контрразведывательной), заимствуя, не всегда оправдано, из них понятийный аппарат.
Исторический опыт становления пограничной деятельности на различных этапах развития свидетельствует, что она вызвана объективной потребностью государства. Пограничная деятельность полностью детерминирована государством. Это означает, что прежде, чем определять конкретные задачи пограничной деятельности, руководство страны в лице исполнительной власти должно само определиться в стратегической линии на границе. А что по этому поводу может предложить исполнительной власти пограничная наука для принятия тех или иных стратегических решений? Налицо взаимообусловленность, не реализованная пограничной наукой.
Ошибочно представление (этот вопрос уже поднимался), о том, что пограничная служба является только потребителем материальных благ и ничего не производят. Исследование убеждает в том, что пограничная деятельность имеет на выходе реальный продукт - правовой режим государственной границы, пограничного пространства и, в конечном итоге, уровень пограничной безопасности личности, общества и государства. Этот конечный продукт выражается в стоимости предотвращенного ущерба от  незаконно вывозимых ценностей, выявленных при пересечении государственной границы, в стоимости предотвращенного ущерба от расхищения морских биологических ресурсов в исключительной экономической зоне, стоимости оказанных услуг, а, следовательно, и заработанного пограничной службой денежного эквивалента, обращенного на ее содержание и развитие, той же пограничной науки, например, и т.д. Научных исследований по этой проблеме нет. Мы только говорим.
Самого пристального внимания пограничной науки заслуживает исключительно важный феномен, который присутствует на границе и в пограничном пространстве. Через границу перетекают рабочая сила, технологии, товары. В приграничье, в межгосударственных отношениях присутствует социальная напряженность, различная интенсивность миграционных потоков и экспортно-импортных операций, (другими словами,  это вещество, энергия, информация). Модифицированные в социальной среде эти категории не исчезают бесследно при переходе из одного государства в другое, а сохраняются в общем эквиваленте. Эти потоки трансграничны.
Вероятнее всего это и есть «основной закон границы». Он указывает на то, что социальные процессы, происходящие в пограничном пространстве конкретного государства оказывают влияние на социальные процессы не только внутри него самого, но и на социальные процессы в сопредельных государствах, на социальную жизнь соседей помимо побудительных мотивов и деятельности властей, либо целенаправленно, вероятнее же всего, одновременно и то и другое.
Как и где работает этот закон? Как он влияет на организацию пограничной службы?
Помимо основного закона границы известны ряд закономерностей, проявляющихся в пограничной сфере и подтвержденных исторической практикой.
Например, зависимость характера деятельности государственных органов по защите интересов на государственной границе и в пограничном пространстве от внешней и внутренней политики, проводимой сопредельными государствами;
Существуют известные закономерности организации процесса охраны границы, например, зависимость эффективности пограничной деятельности от системы взаимодействия субъектов этой деятельности и другие.
Можно задать самый простой вопрос. Почему эти и иные теоретические выводы не всегда  получают своего развития на практике? Это происходит из-за отсутствия потребности у практиков в теоретических рекомендациях (или практики пользуются не своими, а заимствованными теориями) с одной стороны, и не всегда адекватного отражения учеными объективной реальности, с другой стороны.
Не секрет, что темпы развития эмпирических и научных исследований в интересах пограничной деятельности напрямую зависят от роли пограничных руководителей, стремящихся или не стремящихся придать практике научную основу.
Пограничной науке нужна организационная, материальная и финансовая поддержка. Нужны, нормативные документы, регламентирующие ее деятельность…
Можно было бы заметить, что возраст науки  не означает, что та или иная отрасль научных знаний в силу своей «молодости» не может обогатить своим содержанием другие научные отрасли. Пограничная наука, несмотря на начальную стадию своего теоретического становления, имеет потенциальные возможности расширения теоретических знаний в других областях знания. Она может и должна прорасти в других науках, в других вузах.
Общий вывод. Если мы хотим иметь настоящую пограничную науку, то следует ставить и решать вопрос о конституировании самостоятельной пограничной науки в системе наук национальной безопасности, решать вопрос о ее интеграция с другими социальными наукам и науками субъектов охраны границы. Мне думается, что это продуктивные пути  ее развития.
Как минимум необходимы две комплексные программы: программа организации самой пограничной науки и программа научных исследований проблем теории и практики охраны границы и исключительной экономической зоны на ближайшую и отдаленную перспективу.
Первая программа, на мой взгляд, нуждается в создании  специальной пограничной научной организации, имеющей свои филиалы в регионах. Вторая должна иметь два подраздела фундаментальных  и прикладных исследований. Вузовская база должна иметь свою научно-исследовательскую базу в лице лабораторий при кафедрах. Надо думать и о специальной подготовке научных кадров не только для преподавательской деятельности, но и для пограничных научных исследований.
И последний вывод. С одной стороны невысокая плотность населения и громадные собственные территория и акватория, богатейшие в них природные ресурсы делают Россию лакомым пирогом в глазах ближних и дальних соседей, с другой - необратимые процессы глобализации, необходимость развития трансграничного сотрудничества в условиях рынка, особенно приграничных регионов, которые могут стать локомотивами отечественной экономики. И то и другое свидетельствует о том, что роль и место границы и пограничного пространства, пограничной службы, а значит и пограничной науки в обеспечении пограничной безопасности государства  со временем будут только возрастать.


Погранология – как развивающаяся область знаний
Доктор философских наук, профессор Бондаренко В.А.
Знания об охране государственной границы, именуемые ныне погранологией (См.: Сальников В.А. Государственные границы: история и современность. М., 1990. – С. 290.), своим началом восходят как минимум, ко временному рубежу 2260 г. до н.э. (См. Хинц В. Государство Элам. М., 1977. С. 13-74, 80.). Если пользоваться классификацией уровней знания данной Аристотелем, то опыт охраны государственной границы между Эламом и Аккадом, нарабатываемый после Договора указанных государств заключенный более 4268 лет тому назад, не давал полного знания, поскольку, высшее знание усматривается не чувствами, а умом. Опытное знание (empiria) Аристотель относил к первому или низшему уровню знаний. Такое знание передавалось от одного поколения стражей государственной границы к другому. Опытное знание по мысли Аристотеля получается констатацией фактов посредством органов чувств, в нем нет системности и общности. Второй, более высокий уровень знаний по его представлениям составляло искусство или умение (techne), которое строится как результат простой систематизации внешне сходных явлений и предполагает его передачу посредством исторических описаний, мемуаров, наставлений (на примерах удачных действий) новым поколениям. Такой уровень знаний закреплен, например, в описаниях деятельности Помпеи, который решал задачу охраны побережья Средиземного моря и свободу судоходства на нем от набегов пиратов (См.: Плутарх. Избранные  жизнеописания. М., 1987. Т. 2. С. 302-314 и др.), истории римского Лимеса (См.: История Древнего Рима. М., 1982. С. 221—225, 296, 302—303.) и т.д. По мере развития классической науки были разработаны и первые классические военные теории. В числе их авторов К. Клаузевиц, который в своей книге «О войне», ее части пятой «Вооруженные силы» представил и классическую теорию неподвижного охранения границы между противостоящими вооруженными силами (границы как воображаемой линии и плоскости, которой вооруженные силы сторон можно мысленно разделить). В рамках военной науки с тех пор стали развиваться теории охраны государственных границ. Потребность в них существенно возросла с созданием пограничных факультетов в военных вузах, а затем и  самостоятельных высших военных пограничных учебных заведений. Знания об охране государственной границы достигли более высокого уровня. Этот их уровень соответствует аристотелевскому пониманию собственно знания (episteme), которое получается в результате сочетания опыта и умственного созерцания. Episteme как знание это прежде всего знание причин явлений. (О таких теориях см.: Першин А.А., Шерстнев А.Д., Ярлыченко В.В. Теория государственных границ. М.: Граница, 2001; Колосов В. Теоретическая лимология: новые подходы //Международные процессы, Том 1. Номер 3 (3). Сентябрь-декабрь 2003; Prescott J.R.V. Political Frontiers and Boundaries. L.: Allen & Unvin, 1981 и др.). Они по своему уровню теоретизации находятся на уровне гуманитарных (философия, история, психология, культурология и др.) и социальных (экономика, социология, политология, юриспруденция и др.) дисциплин. По значимой части своих исследований они отстают от уровня теоретизирования в техническом и естественнонаучном знании. А ведь в науке возможен и более высокий уровень, именуемый Аристотелем мудростью (sophia), к которому тяготеют метатеоретическое знание, частные и общая научные картины мира (См.: Степин B.C. Теоретическое знание. М.: «Прогресс-Традиция», 2000.). Во вненаучном знании мудростью именуют высшее познание (в т.ч. и теологию) и его результат – знание конечных причин и первооснов всего сущего, движения и изменения, целесообразности и т.д.
Однако достижение даже уровня теоретизации технического и естественнонаучного знания представляется возможным лишь при том условии, что будет на систематической основе осуществляться государственная и международная стандартизация обустройства государственных границ, прежде всего контрольно-пропускных пунктов на ней и инженерного оборудования границы, а в последующем и пограничной деятельности органов охраны государственных страниц. Однако базовыми подразделениями, ведущими работы по стандартизации являются НИИ РАН, для вузовской науки это запредельная, непосильная задача. В МО РФ кроме ведомственных НИИ для решения такого рода военно-научных задач имеется Институт военной истории РАН. Поэтому и встает вопрос о создании соответствующего новому уровню развития знаний об охране государственной границы научно-исследовательского института в системе РАН РФ на базе имеющихся у ФСБ РФ ведомственных НИИ и НИЦ. Такой институт мог бы именоваться Институтом государственной безопасности РАН. Ценность такого института в переходе научных сотрудников на стандарты и традиции РАН Российской Федерации, в более широких возможностях в привлечении ведущих ученых к разработке не только погранологии, но и науки о государственной (национальной) безопасности,  в прорыве за пределы возможностей вузовской науки. Такому НИИ будет посильным вывод соответствующих систем знаний из  специальности «20.00.00. – военные науки», а значит и освободить от необходимости вести научные исследования в рамках понятийных рядов военной науки, подвигать военную составляющую выше оперативной применительно к условиям мирного, невоенного времени. Кроме того он мог бы оказать существенную помощь пограничным вузам в выходе учебного процесса на такой уровень научного обеспечения пограничной деятельности, который имеет инженерная деятельность.
Докладчик и содокладчик нашего семинара ставят существенно более скромные задачи – ввести в рамках вузовской науки область исследований в интересах новой учебной дисциплины «Введение в погранологию», в которой бы излагались общие основы теорий охраны государственной границы, их общая система и т.п. Они хотели бы получить помощь в создании журнала «Погранология» как продолжения научных сборников отделения погранологии МАИ ООН с приданием ему статуса журнала ВАК РФ.
Даже такая, весьма скромная, постановка вопроса при положительном его решении не только обеспечит более тесное сотрудничество пограничных вузов федеральной службы безопасности РФ, но и вовлечет в эту систему соискателей научных степеней кандидатов и докторов наук географических факультетов университетов и Институтов географии академий наук России и стран СНГ. Указанная концентрация научного потенциала вокруг журнала при дублировании его печатной версии интернет-изданием на отдельной странице сайта fps.ru или bgafss.ru в состоянии продвинуть погранологию к более высокому уровню развития знаний об охране государственной границы, а соответственно и в обеспечении на ней безопасности личности, общества и государства (См:
http://www.fsb.ru/contact/fps.html, а также – http://bgafss.ru/content/view/28/28/).

Тема очередного (второго) семинара:
«Пограничная безопасность – объект исследования погранологии»
30 апреля 2008 года
Цель семинара:
· Формирование у участников семинара и научной общественности единых взглядов и подходов к пониманию и анализу сущности и содержания пограничной безопасности как важнейшей компоненты национальной безопасности России.
Задачи семинара:
· Определение места и роли пограничной безопасности в системе национальной безопасности России;
· Уточнение и стандартизация понятийного аппарата исследуемой области;
· Обобщение современных подходов к формированию системы безопасности государства и пограничной безопасности в частности;
· Изучение опыта исследования и преподавания дисциплин (направлений) национальной безопасности России.
Участники семинара
Представители образовательных и научных учреждений ФСБ России.
Представители образовательных и научных учреждений других силовых ведомств России.
Представители властных, образовательных и научных учреждений, связанных с обеспечением безопасности личности, общества и государства.

Вопросы, выносимые на обсуждение:
Современное понимание «национальной безопасности». Важнейшие составляющие национальной безопасности России.
Пограничная безопасность как элемент национальной безопасности и объект исследования погранологии.
Понятийный аппарат национальной и пограничной безопасности. Его унификация и стандартизация.
Глобализация: новые горизонты развития и новые угрозы национальной и пограничной безопасности России.
Роль науки в совершенствовании системы национальной и пограничной безопасности.
Участие образовательных, военно-научных и исследовательских государственных и общественных организаций в теоретико-методологическом и методическом обеспечении национальной и пограничной безопасности страны.

Регламент семинара
09:30-10:00   Регистрация участников семинара. 
10:00-10:15 Открытие семинар.
10:15-10:45 Основной доклад.
10:45-11:00 Перерыв,
11:00-13:00 Выступления участников по теме семинара (15-20 мин на каждое выступление).
13:00-14:30 Обед.
14:30- 15:00  Знакомство внешних участников семинара с Пограничной академией.
15:00-16:30 Выступление участников (15-20 мин на каждое выступление).
16:30-17:00 Завершение семинара. Подведение итогов. Принятие резолюции.

Примечание:
Время и тематика выступлений представителей внешних организаций определяется на основании поданных заявок.

Материалы семинара предполагается публиковать в виде отдельного сборника. Участники семинара, не сумевшие выступить в его ходе, могут представить свои тексты организаторам семинара для последующей публикации.
Контактные телефоны: (499) 972-56-74, (499)972-56-77,Факс (499) 257-11-55